Главная » ОТДЫХ » 130 км на снегоходе по лесам Карелии: как заставить горожанина ценить цивилизацию

130 км на снегоходе по лесам Карелии: как заставить горожанина ценить цивилизацию

Ведущий рубрики «Доля риска» Антон Зоркин не привык себя жалеть. Во время этого турне на снегоходе по морозному карельскому лесу он четыре раза ночевал в заледенелой палатке, много раз ел замерзший, словно камень, хлеб. А еще окончательно понял: современные технологии не всегда облегчают жизнь, а центральное отопление начинаешь по-настоящему ценить только после небольших испытаний.

Promotion

  • Охота на овец: почему баранина — лучшее мясо для мужчин

  • Как получить V-образную фигуру: 6 упражнений на дельты от X-fit

  • 8 необычных реакций организма на стресс: как понять, что тебе нужна передышка

  • Nissan Qashqai: 6 веских причин выбрать новое поколение кроссовера

  • 12 причин не пропустить киномарафон франшизы «Миссия невыполнима»

Просыпаемся в пять утра в палатке, на улице –11 °С. Слышно, как где-то вдалеке переругиваются птицы. Перед сном я надел на себя две шапки, две пары носков, перчатки. Помню, жена приятеля жаловалась, что он приходит с работы и засыпает в одежде. Ничего она не понимала! Друг просто готовился к испытаниям в морозном лесу. Вылезаем: выпавший ночью снег превратил два наших снегохода в белые холмики. Разводим костер, кладем в котелок фрагмент ближайшего сугроба, кипятим чай. Бутерброды, заготовленные с вечера, по твердости не уступают кирпичам. Фотограф Ваня срочно ищет положительные моменты нашего путешествия: «А все-таки красиво! Погляди, какое солнце, как оно освещает ели. Пешком бы мы сюда никогда не добрались, а на снегоходах — легко!»

Все началось три дня назад, когда мы прибыли в последний оплот цивилизации на нашем пути — отель «Точка на карте», стоящий в лесах неподалеку от карельской Сортавалы.

Мы поглядывали в окно на падающий снег и собирали рюкзаки: вот спальники, котелок, крупа, чай, химические грелки, теплые флиски, перчатки и фонарики. Попутно следили по интернету за температурой: с –9 она к семи вечера опустилась до –15.

Чтобы дать последние наставления перед поездкой, в номер к нам зашел Ваня Анненков, руководитель местного центра активного отдыха «Терра Нордика». Анненков — уникальный человек. Пока все вокруг рассказывают, что провинция умирает, работы нет, он занимается любимым делом: родился в Сортавале и не уехал ни в какие большие города. Живет тут же и 10 лет подряд удачно организовывает путешествия для туристов: пешие, велосипедные, на снегоходах, какие хочешь. Он дал нам несколько ценных советов: «Будет холодно! В этом случае нужно напрягать мышцы пресса, спины, сильно сжимать и разжимать руки — это стимулирует кровообращение, организм начинает согреваться».

Утром мы с фотографом выходим из отеля затемно, крепим на наших Ski-Doo Tundra рюкзаки, двигаемся в путь — сначала по проложенной тропинке, а потом углубляемся в лес, стараясь держаться открытых пространств. Мы примерно наметили маршрут так, чтобы за четыре дня проехать в общей сложности 110 км.

Через четыре часа дороги выяснилась важная особенность путешествия на снегоходе — обжигающе ледяной ветер, от которого никуда никогда не деться, усиливался в два раза, если ты на открытом участке пытался разогнаться с 30 км/ч до, скажем, невинных 40.

Несмотря на все предосторожности — балаклаву, шлем, очки, — снег и холод все равно каким-то образом забирались под воротник, обжигали щеки.

Первые дни пути прошли без приключений. Температура поднялась до –7, мы ставили палатку в самых живописных местах, а утром снова отправлялись в путь. Уже привыкли к шуму мотора и полному отсутствию живых существ вокруг. Тем было удивительнее, когда на третий день пути я вдруг различил между деревьями человеческую фигуру. Мы с Ваней как раз сделали перерыв, остановились у величественной сосны, пытались разгрызть шоколадку «Аленка»: было похоже, словно мы стараемся пообедать кусками камней. Ваня показал рукой куда-то вперед:

— Ха-ха, смотри, дерево как человек!

— Блин, и это дерево двигается.

К тому моменту мы проехали уже 90 километров, и вокруг был только лес.

В голове почему-то промелькнули самые худшие варианты: мертвецы из «Игры престолов», маньяк, много лет скрывающийся от полиции и питающийся животными, которых удается поймать (ну или людьми).

Я подумал, что путешественникам прошлого, которые не имели подписок на онлайн-кинотеатры, такие образы просто не могли прийти в голову, поводов для волнений у них было намного меньше.

«Ой, а чего вы тут?» — крикнуло нам дерево, приблизившись.

Так мы познакомились с Валерием, заядлым охотником и рыболовом.

«Я по лесу на лыжах по 20 километров в день прохожу. Следы зверей смотрю, где лис появился, где волк, где зайцы есть. Охочусь я редко, но метко. Но сейчас просто гуляю».

Угостили Валерия шоколадкой, и он пошел домой — к жене. Мы с Ваней удивленно переглянулись и обсудили: слухи о смерти деревни явно преувеличены, если простой ее житель Валерий в день спокойно проходит по 20 километров (а ведь мог бы за это же время выпить, скажем, 0,7 водки).

Мы снова отправились в путь. Я жал на газ, притормаживал у холмов, останавливался, чтобы убрать с дороги упавшие деревья. И думал про то, что путешествие на снегоходах оказалось намного менее комфортным, чем ожидал. Когда мы только планировали наш заезд, я с некоторым снисхождением вспоминал путешественников прошлого, которые вынуждены были преодолевать огромные расстояния пешком, таща груз на себе, ну или везя его на собачьих упряжках. Закинем наши палатки на снегоходы и будем в свое удовольствие ехать, не напрягаться, наслаждаться пейзажами. На деле же все оказалось труднее.

Во-первых, поездка на снегоходе требует определенных физических усилий. Вот я пересекаю поле, вхожу в поворот (а это происходит примерно каждые 20 минут), расслабиться не получается, руки постоянно напряжены — с одной стороны, нужно контролировать руль, который на пригорках на скорости даже 40 км/ч норовит выскочить из рук. Во-вторых, нужно держать равновесие. В итоге после пяти часов езды ты усталый выпадаешь из седла, все ноет, словно тебя лупили палками десятки гномиков.

В этот день мы долго искали место под лагерь. Заснеженный лес все больше погружался во тьму. Фотографу Ване все не нравилось — он, как обычно, собирался сделать идеальный снимок: «Мне нужна зимняя полянка как в сказке «Двенадцать месяцев». Наша палаточка в центре, на небе — луна. Чуть дальше — костер. Выложу в инстаграм, там такое любят».

Два наших снегохода прорывались сквозь лес, в тишине раздавалось рычание моторов. Сначала мы ехали по открытому пространству, а потом нас стали окружать ели и поваленные деревья, среди них приходилось искать выход. «Здесь палки торчат некрасиво, а тут луну не будет видно. Ничего, еще чуть-чуть проедем. Я много раз палатку ночью ставил!» — восклицал Ваня.

В итоге, когда темнота окончательно окутала лес, мы еще ехали куда-то вперед. Я всегда знал, что социальные сети приведут человечество к катастрофе.

В какой-то момент даже и не заметил, как Ванин снегоход забуксовал и стал оседать под снег. Машина кренилась назад, проваливалась все ниже. Я с ужасом представляю, что снегоход останется здесь — почти в 100 км, по навигатору, от ближайшего жилья.

Действовать нужно было быстро: я объехал Ваню, достал трос, привязал его к увязшему снегоходу, сел в свой и повернул газ. Первые секунды казалось, что все бесполезно, но потом Ванино транспортное средство выдернулось из пучины. Мы проехали еще метров десять и со страху решили ставить лагерь прямо там.

Через день мы сидели в номере отеля. Перед нами лежала стопка «Аленок», неизрасходованный запас из путешествия. Ваня делился воспоминаниями: «Могли снегоход в лесу оставить. На зимниках в Якутии дальнобойщики так и засаживают свои грузовики. Оставляют их там — сколько раз видел». Шоколад был мягкий и таял во рту, а от батарей на стенах шло приятное тепло.


Источник

Оставить комментарий