Главная » ОТДЫХ » Водяное общество: как термальные воды влияют на мужское ощущение свободы

Водяное общество: как термальные воды влияют на мужское ощущение свободы

Поездка на воды всегда сродни путешествию во времени — это совершенно отдельный жанр. Причем ты путешествуешь как бы сразу и в историческом времени (неизбежно пытаясь почувствовать себя персонажем из русского XIX века), и в своем собственном: ну, потому что в таких местах начинаешь чувствовать себя старше и меланхоличнее, уже не героем литературы, а почти автором, хотя и средней руки.

Promotion

  • В какой город Финляндии стоит поехать именно тебе?

  • Как получить V-образную фигуру: 6 упражнений на дельты от X-fit

  • Дух Лазурного берега: все об аромате Tom Ford Costa Azurra Acqua

  • Nissan Qashqai: 6 веских причин выбрать новое поколение кроссовера

  • Почему не нужно возить подарки в детские дома и как оказать сиротам реальную помощь

Первый раз я оказался на термальных источниках в самом начале нулевых — в Висбадене. Тогда меня привел туда невинный приступ холецистита, который я, однако же, счел знаком тяжкой романтической избранности (как выражался Папанов в советском спектакле «Гнездо глухаря» — «у них пищеварение не то, что надобно, чтобы в три горла жрать» — впрочем, он имел в виду Карловы Вары). Я ходил с печатью наигранного измождения на лице, лечил себя в основном рислингом и бросал гаснущие взгляды на голых девиц, пользуясь местной свободолюбивой культурой совместных бань.

А месяц назад меня занесло в в Grand Resort Bad Ragaz в южной Швейцарии в городке Бад-Рагац. Удивительное место, где с первого дня начи­наешь чув­ствовать себя частью даже не экосистемы, а затейливого химического процесса — вероятно, таково свойство местной воды.

Тут через город протекает река невероятного молочно-пепельного цвета, по воскресеньям на центральной площади гулко играет альпийский рог, а высоко на горе стоит статуя Христа, как в некоей зазеркальной Бразилии. Облака заволакивают щели в скалах, будто намекая на предстоящие снежные трассы. Вокруг — сплошь разливанный покой.

Помимо собственно термальных вод поутру пьешь свой огуречно-шпинатный сок, вечером — земляничный гимлет с зеленым чаем. Еда в главном ресторане — Verve by Sven шефа Свена Вассмера, что в Grand Hotel Quellenhof — восхитительна: тут, например, делают лучший овощной салат на свете, так работать с овощами умеет разве что Мишель Герар.

В спа устроили некое подобие ущелья Тамина — главной местной приманки, где в XIII веке и была обнаружена целебная вода. До него самого пешком идти далековато, не меньше часа, да и открыто оно только в хорошую погоду. А дорожка Кнайпа, которая выглядит как ручей между двух отвесных скал в обособленной части спа-центра, работает дни напролет. На самом деле здесь нет никакой имитации — вода из термальных источников, стены из местной скалистой породы. Система водопадов и резервуаров с ледяной и горячей водой предназначена для водолечения: каждый проход по каменистому дну дорожки тонизирует и укрепляет кровеносную систему. Перепады температуры и массаж стоп полезны не только для сосудов, но и для иммунитета в целом — в общем, это почти как утренний ледяной душ. Приглушенный свет и шум воды имеют еще и психотерапевтический эффект — ну или сно­творный, если ходить по ней по вечерам. Я, впрочем, как человек, пока не нуждающийся в снотворных эффектах, предпочитал ходить в соседнюю горную деревню — за бочковым пино-нуар, которое здесь выше всяких похвал.

Почему-то возраст в этих местах не вызывает ни страха, ни тоски

Что до вышеуказанных психотерапевтических эффектов, то в моем случае они, скорее, лежали в области самопознания. Вот ты плаваешь в бассейне и невзначай косишься в соседний отсек — а там уже собираются мужчины под семьдесят и девушка ходит по кромке над их головами и аккуратно преподает им занимательные основы аквааэробики. И почему-то возраст в этих местах не вызывает ни страха, ни тоски. Молодость, старость — здесь все как-то плывет по течению, и ты уже не очень понимаешь, какому возрасту и веку ты сам принадлежишь, все незаметно перетекает друг в друга. Ты принадлежишь себе и только себе — просто учишься, как вода, принимать ту или иную форму. Как-то после бассейна я заглянул в сауну. Памятуя о здешних правилах, я, как истинный евро­пеец, скинул с себя решительно все. Уселся в углу, и вдруг в распаренное помещение вошла молодая девица, которая, напротив, оказалась в купальнике. Так мы сидели друг перед другом — я голый, она в бикини. Кто-то из нас двоих, очевидно, слегка ошибся в выборе костюма, но девушка не обращала на меня ни малейшего внимания, так что я даже начал сомневаться в собственном существовании. Но потом вдруг почувствовал себя каким-то одним-единственным, вне пола, возраста и прочих условностей и оттого счастливым.

В Бад-Рагаце много кто бывал наездами — от Ницше до Томаса Манна. А великий идеалист Шеллинг прямо тут и похоронен, у него красивейшее белое надгробие, в пасмурный день оно выглядит как средоточие чистоты и света. Шеллинг в книге «Философские исследования о сущности человеческой свободы и связанных с ней предметах», в частности, писал: «В последней, высшей инстанции нет иного бытия, кроме воления. Воление есть прабытие, и только к волению приложимы все предикаты этого бытия: безосновность, вечность, независимость от времени, самоутверждение. Вся философия стремится лишь к тому, чтобы найти это высшее выражение».

Наверное, это и есть главные местные ощущения — безосновность и самоутверждение. Ты вроде бы ничего не делаешь, но в здешних прогулках и заплывах проступает высшая воля, как будто что-то уже давно и надежно решено за тебя, а ты должен только правильно среагировать и почувствовать. Незаметно, день за днем ты постигаешь то, что называется сущностью человеческой свободы. Фокус в том, что свобода, бесспорно, есть. Но при этом оказывается, что она не приходит одна — она плохо представима без «связанных с ней предметов» — например, без этих гор, без этих источников, без этих гольф-полей, да даже и без этого lettuce mousse.


Источник

Оставить комментарий